Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск
Интервью

Проекты в Африке дают мордовской «Лисме» огромный задел на будущее

Проекты в Африке дают мордовской «Лисме» огромный задел на будущее
Фото lisma.su
Выйти на мировой рынок – пожалуй, нет ни одного серьезного отечественного производителя, для которого это не является ключевой задачей. На светотехническом заводе «Лисма» экспортные контракты не являются чем-то уникальным: 15-20% продукции уходит за рубеж стандартно. Тем не менее, недавно предприятию из Саранска удалось произвести сенсацию мирового масштаба в прямом смысле слова: полтора года назад «Лисма» запустила совместное производство источников света в Африке. В промышленности Мордовии за последние тридцать лет это первый проект такого уровня. Да еще и в стратегически верном направлении. Активнее двигаться на «черный континент» бизнесу неоднократно рекомендовал Президент страны Владимир Путин. Он же привел в пример опыт «Лисмы» на саммите в Йоханнесбурге. О первых итогах российско-африканского сотрудничества и дальнейших планах на мировой арене региональному корреспонденту РИА «SM-News» Светлане Юдиной рассказал генеральный директор ООО «Лисма» Игорь Константинов.

— Игорь Викторович, укрепление экспортного потенциала было названо одним из ключевых направлений стратегии развития завода на ближайшие годы. Скажите, это вопрос больше имиджевый или экономический?

— Начну издалека. В этом году «Лисма» отметила 70-летний юбилей. Это серьезный срок на рынке, в том числе и на международном. Мы сотрудничали и сотрудничаем со многими государствами: страны бывшего СССР, Восточная Европа, Китай, Юго-Восточная Азия, Африка, страны Ближнего Востока. Предприятию невозможно жить без экспорта, без глобальной конкуренции с крупнейшими мировыми компаниями. Это факт. Но если во времена «железного занавеса», госзаказов и плановой экономики внешнеэкономическая деятельность была совершенно необязательным направлением, то сейчас ситуация кардинально поменялась. Теперь это реально вопрос будущего, по крайней мере, для нас. Российский рынок светотехники очень сложный. Так сложилось, что отечественные производители оказались совершенно незащищенными перед потоком импортной продукции, хлынувшей к нам из-за рубежа. Санкций на светотехнику никогда не вводилось, таможенные пошлины на ввоз ламп из Китая – нулевые, каких-либо тарифных преференций мы не имеем.  Более того, ряд последних решений на законодательном уровне откровенно играет на руку импортерам, а не производителям. Поэтому выживать приходится далеко не в тепличных условиях.

Тогда и родилось понимание: если мы можем конкурировать в открытой борьбе на своей территории, почему не сделать это на других территориях? Тем более что отечественный рынок неуклонно снижается с каждым годом. Расширение географии экспорта – очевидная и единственно верная стратегия развития «Лисмы», как флагмана отечественной светотехники. Если, конечно, мы задумываемся о завтрашнем дне.

 — Те условия, которые вы описали, действительно делают экспорт жизненной необходимостью. Но вот открытие совместного производства в африканском государстве Бурунди – это все-таки уникальное событие. Очень смелый и очень неординарный проект. Как и почему решились на это?

— Признаться честно, сотрудничество с Бурунди можно назвать в некотором роде случайностью. Но неслучайной. Африка — один из этих немногих регионов в мире, которые в перспективе будут стремительно расти.  Численность населения большая, уровень электрификации — низкий, локальных конкурентов нет. Идеальная для нас ситуация, когда можно и нужно успеть войти в этот рынок, чтобы стать сильным локальным игроком тогда, когда он вступит в фазу активного роста. Выбор же конкретно Бурунди обусловлен исключительно серьезной заинтересованностью в сотрудничестве с нами со стороны властей этой страны. Проекту TLLINNO (Tanganyika Lisma Lighting Innovation s.a.) там оказана поддержка на всех уровнях власти. Это очень ценно.

Опять-таки, никто не создал исключительно «тепличные условия», не выделил бесплатно государственные деньги. Нам честно и открыто презентовали страну и условия работы в ней, подобрали надежных партнеров, которые вложили деньги в совместное предприятие и которые настроены на реальное развитие компании. Огромную роль в формировании конструктивных отношений сыграло Посольство России в Бурунди и лично Чрезвычайный и Полномочный посол Георгий Тодуа. На моей практике я впервые встречаю столь активных и замотивированных на результат людей.

Вот так и сложился этот проект. Причем, от идеи до ее воплощения прошло всего два года: в феврале 2016-го были заключены первые контакты с бурундийскими партнерами, а в апреле 2018-го там уже были изготовлены первые лампочки.

Этот рынок очень перспективен. Численность населения страны составляет более 12 миллионов человек при площади 27000 квадратных километров. Кроме того, Бурунди дает нам доступ на все пространство East African Community, куда входят несколько крупнейших государств Африки.

— Каковы результаты работы компании сейчас?

— Там сформирована управленческая команда из местных кадров, обучены рабочие, «Лисма» и акционеры TLLINNO находятся в постоянном взаимодействии. Оно всегда очень предметное, а дискуссии – конструктивные: обе стороны ценят свои деньги и свой бизнес. За прошедшее время мы значительно расширили линейку продукции и улучшили ее параметры. В Африке сделана ставка на источники света с наилучшей энергоэффективностью. Там мы впервые освоили светодиодные линейные лампы Т8. Для сравнения, к их массовому производству в России мы пока только готовимся. Еще одна новинка специально под рынок Африки – светильники на солнечных батареях.

Сейчас TLLINNO сконцентрирована на выпуске светодиодных линейных ламп Т8 и светодиодных филаментных ламп. Это флагманские продукты, которые будут закреплены за предприятием. Традиционные лампы включены в ассортимент, но они завозятся из России. Что касается финансового результата за первый квартал, рост продаж TLLINNO составил 237% к уровню прошлого года. Компания работает с прибылью. Пока цифры невелики, но это лишь начало работы.

— Игорь Викторович, недавно на «Лисме» побывала делегация из Нигерии – уже во второй раз. Надо понимать, что у них есть определенный интерес. Не раскроете секрет – какой?

— Представители бизнес-кругов Нигерии выразили заинтересованность в реализации проекта, аналогичного бурундийскому. На самом деле диалог начался еще в 2017 году, когда в СМИ прошла информация об учреждении TLLINNO. Они были активны — на каком-то этапе даже казалось, что к запуску мы придем в Нигерии раньше, чем в Бурунди, но нет. Сейчас нигерийские партнеры вновь вернулись к этому вопросу – организовать на их территории производство ламп различного назначения. Подробности я сейчас раскрывать не буду, но там проект будет более масштабным. В конце июня мы планируем итоговые переговоры, чтобы перейти в практическое русло.

— Вырисовывается настоящая экспансия в Африку.

— На самом деле интерес этого континента к «Лисме» вполне понятен и логичен. Проблема Африки не в том, что негде купить лампочки. С глобализацией и удешевлением логистики, развитием прямых интернет-продаж стоимость продукта для потребителя сильно падает. Вопрос в том, что в Африке практически отсутствует промышленность. Большая часть необходимых продуктов импортируется. Развивается добыча сырья, но его переработка и производство изделий более сложного порядка – явление редкое.

Возьмем Нигерию. Эта страна является крупнейшей экономикой Африки по размеру ВВП, крупнейшим экспортером нефти, но при этом крупнейшим импортером бензина. Плюс испытывает дефицит валюты, потому что потребности внутреннего потребления перекрывают экспортные ресурсы страны. Мы же предлагаем не просто «продать лампочки» — мы даем технологию, делимся накопленным опытом, формируем с нуля целую отрасль, трансформируем продукт и учим местных специалистов его разрабатывать и ставить на производство. Этот подход понятен местным партнерам, и нас не воспринимают как очередных торговцев разной продукцией. «Лисме» же это дает дополнительный экспорт и долю в компаниях, работающих на перспективных и растущих рынках.

— Можно ли сказать, что «Лисма» уже сформировала свой имидж надежного партнера на африканском континенте?

— Вообще, «Лисма» там формирует теперь не только свой имидж, но и имидж России. Поясню. В Африке работают две условные группы компаний: западные и китайские. И те, и другие строят свою пропаганду на том, что в России никакого производства нет вообще. И этот тренд очень сложно сломать, здесь пропаганда против нас работала годами. Сломать её можно только равноправным диалогом, благо, что отсутствие колониальной культуры в нашей стране этому способствует. И реальными долгосрочными делами, а не просто эпизодическими сделками. «Лисма» это сделала. Возможно, поэтому мы и наблюдаем такой бум интереса со стороны африканских государств. На переговоры уже вышли Уганда, Конго, Танзания. То есть, по сути дела, проект в Бурунди стал типовым, и при желании его легко можно повторить в любом другом африканском государстве. И, возвращаясь к вашему вопросу о том, что он дал «Лисме» — очевидно, что он дал предприятию очень серьёзный задел на будущее. Безусловно, чтобы сполна реализовать эти возможности, предстоит колоссальная работа.

— То есть все проекты в Африке сулят прибыль и процветание заводу лишь в отдаленном будущем?

 — Я бы не стал оценивать это направление в краткосрочной перспективе – мы и не ждали от него огромной доходности. Действительно, до серьезных сумм предстоит еще очень серьезная работа. С выходом на экспорт в формате совместного предприятия мы впервые начали работать по долгосрочной стратегии. Это задача с горизонтом планирования 10-20 лет. В принципе, вся работа менеджмента компании за последние пять лет — это переход из краткосрочных каналов в долгосрочные. Но мы уже получили большой и конкретный результат.

Во-первых, как уже было сказано ранее, реальный выход на перспективный рынок. Во-вторых, огромный опыт. Этот проект был первым для «Лисмы», и дался он, конечно, непросто. Специалисты завода занимались тем, чем не занимались очень много лет: разработкой технологий, проектированием и изготовлением оборудования, запуском производства на новом месте с нуля. Во все времена своего максимального развития, в 80-90-е годы, завод помогал с запуском аналогичных производств в странах СССР – Украине, Армении, Беларуси, Киргизии. За долгие годы стагнации этой компетенции были частично утеряны. Проект в Бурунди позволил их восстановить.

Приведу личный пример: после отправки первого контейнера в Африку мне позвонил один из сотрудников местной Торгово-промышленной палаты и сообщил, что в начале 90-х работал на «Лисме», тогда ежемесячно на этот континент уходило порядка 40 контейнеров. Он искренне нас поздравил с этим шагом. И знаете, лично для меня это стало маяком, показывающим, что мы на верном пути.

— Получается, «Лисма» восстанавливает некогда утраченные позиции?

— Сейчас совершенно другое время, другой рынок и другая «Лисма». После длительной стагнации завод стал действительно развиваться. Он стал более гибким, более мобильным, более жизнеспособным. За последние четыре года сделан огромный рывок по оптимизации внутренних процессов, оборачиваемости капитала, энергоэффективности.  Линейка продукции обновилась почти на 80%, производительность труда выросла на 87%. Благодаря этому «Лисма» сейчас продолжает бороться за свое будущее, а не остановилась, как многие другие заводы нашего профиля. Да, сейчас нам приходится непросто. Как я уже сказал, это связано с ситуацией на российском рынке. Но мы не сдаемся и ищем новые пути развития.

— Игорь Викторович, какие еще на сегодняшний день точки роста есть у «Лисмы», помимо развития экспорта?

— Большие надежды мы возлагаем на наше стекольное производство. После модернизации завод сможет выпускать стекло для нужд химической и нефтяной промышленности. Здесь мы как раз попробуем воспользоваться «побочным» эффектом от введения санкций в отношении некоторых российских отраслей. Стеклянные трубы для переработки нефти много лет поставлялись из-за рубежа, а теперь, после введения ограничений на их поставку в Россию, оказалось, что в стране производства таких труб нет. Попробуем занять эту нишу.

— Опыт «Лисмы» по развитию внешнеэкономической деятельности может служить примером для многих отечественных производителей. Насколько сложно начинать сотрудничество с другим государством? — Конечно, все не так просто, это серьезная работа, не формальная, а настоящая, кропотливая, можно сказать, самоотверженная. Но здесь я хочу отметить помощь от нашего государства, усилившего в последние годы работу по стимулированию развития экспорта.

— В первую очередь, это программы Российского экспортного центра и ЭксимБанка, которые весьма просты и нет проблем в них попасть. Процесс работы с ними автоматизирован, вполне понятен, и человеческий фактор в нем отсутствует вообще.

Второе направление — развитие различных международных площадок для диалога, таких как Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ) и предстоящий форум «Россия-Африка». Они действительно помогают выстраивать работу в начале.

Кстати, наши африканские партнеры очень ценят такие форумы и стараются в них участвовать. Например, на ПМЭФ в этом году в очередной раз собирается представительная делегация из Бурунди.

Так что, выходить на мировой рынок российским производителям, безусловно, можно и нужно. Дорогу осилит идущий.

— Как Вы считаете, экономические санкции — это препятствие или все-таки толчок к развитию российских производителей?

— Вообще, конечно, все эти санкции, как и прочие механизмы насильственной регуляции рынка, я оцениваю крайне негативно. Весь вопрос, в чью пользу они играют в данный конкретный момент времени. Выходя на мировой рынок, мы видим, что другие государства защищают своих производителей  ввозными пошлинами, таможенной политикой. Россия в этом смысле свой рынок светотехники полностью открыла для импорта. В результате отечественные производители оказались в заведомо проигрышной позиции. Поэтому я, в первую очередь, хотя бы за равные условия для всех. Это было бы мощным стимулом для дальнейшего развития российской светотехники и «Лисмы», в частности.

Говоря сегодня об экспорте, мы сосредоточились на Африке, но на самом деле в этом году у нас были и другие, стратегически очень важные победы на мировом рынке: впервые в истории мы отправили свою продукцию в Иран и Китай. Это очень важный психологический барьер. Оказывается, наша продукция конкурентоспособна по качеству и себестоимости. Оказывается, мы можем работать там, где раньше безраздельно властвовали иностранные производители. Оказывается, мы можем конкурировать с транснациональными компаниями. И мы будем это делать!

10 невероятно милых фотографий Егора Крида!. Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Новости
Яндекс.Метрика